Адрес: 117036 , г. Москва, ул. Дмитрия Ульянова, д. 24/1
Время работы: Пн.-Пт. 10:00 - 21:00
Тел./факс: +8 (499) 125-88-97, 125-77-51



Нифантьев Владимир Иванович




ПОМОЩНИК АДВОКАТА



Мануйлов Антон Сергеевич




ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 8 НОЯБРЯ 2016 Г. N 22-П

Воистину революционное решение 08 ноября 2016 года принял Конституционный суд Российской Федерации.

Суть дела такова. Одного военнослужащего привлекали к уголовной ответственности по статье 293 УК РФ - халатность. Привлекали-привлекали, но так и не привлекли. Поскольку истекли сроки исковой давности уголовного преследования. Фигурант дела дал согласие на закрытие дела, и оно благополучно “почило в бозе”. Еще на стадии следствия.

Тем не менее вопрос возник о возмещении материального ущерба.

Прокуратура обратилась с иском в суд, который взыскал с ответчика денежную сумму. Принимая такое решение, суд исходил из того, что вина ответчика в совершении преступления установлена и доказана органом предварительного расследования и что, давая согласие на прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, т.е. по нереабилитирующему основанию, он полностью признал свою вину как в совершении преступления, так и в причинении материального ущерба, а потому должен нести материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба.

Так вот! Конституционный суд эту порочную практику зарубил то что называется “на корню”.

В своем постановлении от 8 ноября 2016 г. N 22-П, он указал следующее:

“Статья 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Тем самым предполагается, что один вид судопроизводства не должен смешиваться с другим и подменять его собой…

…. Соблюдение фундаментальных процессуальных гарантий прав личности, включая презумпцию невиновности, должно обеспечиваться и при разрешении вопроса о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. …

… Предоставление лицам, в отношении которых принимается решение о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, права настаивать на продолжении расследования и рассмотрении дела в судебном заседании направлено, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, на обеспечение судебной защиты их прав и законных интересов в рамках уголовного судопроизводства; при этом само по себе решение о прекращении уголовного дела не подменяет приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации; соответственно, принимая решение о прекращении уголовного дела на досудебных стадиях уголовного процесса, компетентные государственные органы должны исходить из того, что лица, в отношении которых прекращено уголовное преследование, виновными в совершении преступления либо (что равнозначно) в деянии, содержащем все признаки состава преступления, не признаны, а значит, и не могут быть названы таковыми - в конституционно-правовом смысле эти лица могут считаться лишь привлекавшимися к участию в уголовном судопроизводстве на соответствующей стадии ввиду выдвижения против них подозрения или обвинения (постановления от 28 октября 1996 года N 18-П, от 24 апреля 2003 года N 7-П и от 14 июля 2011 года N 16-П).

Таким образом, решение о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, принятое органом предварительного расследования, не равнозначно приговору суда ни с точки зрения юридической силы, ни с точки зрения полноты и достоверности фактических обстоятельств….

Данные предварительного расследования не имеют преюдициального значения для гражданского судопроизводства: в соответствии с частью четвертой статьи 61 ГПК Российской Федерации только приговор суда по уголовному делу, вступивший в законную силу, обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого он вынесен, и только по вопросам, имели ли место соответствующие действия и совершены ли они этим лицом.... …..Соответственно, при рассмотрении гражданского дела о взыскании материального ущерба с лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, суд не вправе давать оценку его действиям (бездействию) как содержащим или не содержащим признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, и, ссылаясь на нашедшие отражение в решении о прекращении уголовного дела фактические обстоятельства, установленные органом предварительного расследования, и на его выводы относительно содеянного этим лицом, высказывать суждение о его виновности в совершении преступления. Иной подход не отвечал бы принципам справедливого правосудия, включая принцип презумпции невиновности, а также приводил бы к ограничению фундаментального права на судебную защиту (статья 46, части 1 и 2; статья 49 Конституции Российской Федерации).”

  Адвокат по уголовным  делам Нифантьев Владимир Иванович окажет юридическую помощь в отстаивании интересов граждан и предприятий  в уголовном процессе!


« НАЗАД